школа выживания

photo-21

(Все имена вымышлены, а совпадения — случайны).

   1 сентября 199-не-помню-какого года. 8, кажется, 30 утра. Линейка. Семилетняя я в синем платье в белый крупный подсолнух и нелепым начесом «бабетта» из гущи рыжих волос. Пожалуй, не самая яркая прическа на торжественных похоронах беззаботности… Моя гордость — взрослая сестра только-только закончила курсы парикмахеров и отлеживает самые горячие тренды конца девяностых – о прелестях советской трехъярусной укладки «как на праздник» мне предстоит узнать позже всех, когда через год она оставит, так и не начавшуюся, карьеру и решит в пользу материнства. Золотистая ранняя осень в тихом центре родной Риги, много красок, много лиц, но только одно среди них знакомое — это мальчик Дима. Дима — блондин с голубыми глазами и атлетическим, насколько это возможно в семь, телосложением, был в моей жизни, как мне казалось, на момент тогда — всегда. Утро последних нескольких лет в дошкольной жизни Димы и его мамы не обходились без цветочного киоска на углу улиц Томпсона и Валдемара, из которого Дима с трепетом и нежностью преподносил мне цветок. Уж не знаю, сидела ли моя мама на проценте в том латке, но мой папа относился с явным подозрением к тому, что я невнимательно отношусь к расположению Димы и томно вздыхаю при виде кучерявого Бори, фамилия которого заканчивалась слогом «-ман». Всё из детства. Мама Бори обожала тогда ещё рыжую веснушчатую девочку с необычным именем и часто вызывала нас с мамой на переговоры в кафе-мороженное «Пингвин». Пока мы с Борей наслаждались романтической атмосферой, мамочки ворковали о перспективах нежной дружбы. Или не ворковали. Или ворковали вовсе не об этом. В любом случае, мне этого очень сильно хотелось. Я ждала от Бори этих, самых важных на свете, три слова. Это уже потом, через три юбилея, выяснилось, что они звучат немного иначе — «природа-всему-пустота».

   У меня было очень счастливое детство. Любящие родители, которые всегда давали независимость, классная старшая сестра, первый на весь детсад видик, бассетхаунд по кличке Памела, котята, попугай Какаду, Диснейленд в Париже и очевидная бесперспективность рождения в моей семье «маленького».

   Школа забрала у меня всё. Центр моего эго в глазах учителей разделился на дурацкое число 34 — ровно столько было детей в первом а-классе 10-ой школы. Мои желания отныне согласовывались с желаниями других, с меня постоянно требовались концентрация, серьезный вид, сделанная в очень сжатый дедлайн домашка, правильные ответы или полное молчание — в советских школах ошибаться не разрешалось вовсе. Но это еще не самое страшное — конец всему пришёл после первого классного собрания. Родители по неведомой мне причине приняли сторону ДРУГИХ. Но меня было не сломить — я приняла вызов и закончила первый класс с высоко поднятым носом, средним баллом «пять с плюсом», сертификатами факультативов «труд» и «флейта» и статусом «девочка школы» по результатам трёхдневного состязания в 10 или 20 дисциплинах. Теперь-то я знаю жизнь. Я и не такое могу, еще увидите — дайте мне пару лет и я буду 6-ой «перчинкой», а Бритни уступит мне Джастина.

   Семья сменила центр на спальный. В процессе переезда потерялся класс — меня отправили в третий экспериментальный — это, кажется, называется экстерн. Так я узнала, что такое неоправданная спесь и как больно глубоко под кожей умирают иллюзии. 5-ый этаж пешком сменился 15-ым на лифте, латвийский рынок узнал чипсы и колу, и я начала безудержно толстеть, заедая стрессовое неуспевание в школе. Надо ли говорить как к рыжему пухлому ребенку из хорошей семьи относились одноклассники из обычной районной школы? А как старшеклассники? Может быть лет через десять я смогу. Так зарождались глубокие травмы.

   Эпатаж и провокация вряд ли оригинально были в мне заложены.  Страшная неуверенность в себе проявилась заносчивостью в частной «Эврике», в которую меня перевела заплаканная мама, заявив, что «либо мы, либо они».

   На дворе стоял восьмой класс, и я уже активно расфасовывала сигареты в самых потайных углах квартиры в красной высотке в Иманте. Мои новые одноклассники этот «крутой» факт из моей мистической биографии узнают первым. Чуть позже, чем они придумают, что я приехала из Америки, мне 25 лет, и я нюхаю кокаин. И чуть раньше, чем слухи дойдут до учителей, которые вместо того, чтобы разбираться, запретят всей школе со мной общаться после первого же родительского собрания. И так 4 года — хватило бы на второй сезон сериала «школа», только лакшери эдишн.

   Через пару лет я отреклась от Иисуса, а мои родители — от института образования. Порядочной Лене Задорновой, которая почему-то всегда носила сумочку к доске (мы полагали, что на ней лежит ответственность таскать в ней, нажитые ее знаменитым отцом, богатства), я предпочла белокурую красавицу Аню, для которой единственной сумкой, существующей в природе была «Луи» ( люди с другими предпочтениями не воспринимались всеръёз или не воспринимались вовсе).

   Сладкие 16 с первыми попытками «серьезных» отношений, «резиновый кошелёк», «Палаццо Италия», свободный график, первые пробы пера, первая публичность, амбиции, поездки в волшебную Москву, хип-хопчик, группа, трэки, съёмки клипа, «Студия 69», «Вайрак Саулес», понты, безудержное веселье. Я не буду вдаваться в подробности, совсем не об этом сейчас.

   Документы из вымученной  «Эврики» я уже забирала одна, без родителей, с облегчением для обеих сторон — и для меня, и для Эрны Федоровны с Яковом Плинером. Подружка Дашка уезжала в Лондон, а я прощалась со настоящей школой — это был конец эпохи.

   А дальше была прекрасная «РТЛГ», но это и школой-то не назовёшь — рай для подрастающей творческой интеллигенции. Галина Петровна была согласна на самые приемлемые условия для ученика — родители школьника $, взамен — покой, показательный диплом и как следствие, счастливая семья.

   Хорошее было время — есть, что вспомнить, но еще лучше то, что оно навсегда закончилось.

Реклама

школа выживания: Один комментарий

  1. Today, I went to the beach front with my kids. I found a sea shell and gave it to my 4 year old daughter and said «You can hear the ocean if you put this to your ear.»
    She put the shell to her ear and screamed. There was a hermit crab inside
    and it pinched her ear. She never wants to go back!
    LoL I know this is completely off topic but I had to tell someone! http://weedmaps.world/index.php/author/hopeeberhar/

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s